RSS новости
Играть онлайн в игры денди
 
Каталог / Новости сайтов
Ссылка на ленту:

A-THEISM: Атеистический сайт Беларуси

Последние новости, статьи, публикации, обновления

09:00 25.03.17

Благодатные комиксы. Часть 99

Wj8DTXAMsBQ

_zjCC4HSEuk4sBLizjlDwcha9baxwjmWwHPszMPEphB4M0bWIWgyuvkPus7BXLUbTYtbC_kI0X9yMunnamedunnamed (1)unnamed (2)WDq_h9JZNB0


Эксперты о передаче РПЦ Исаакиевского собора: "Это рэкетирский налет для захвата никогда не принадлежавшей им собственности с целью создания торговой площадки"

Откровенный разговор с начальником музея-памятника "Исаакиевский собор" Александром Квятковским и хранителем фондов музея Сергеем Окуневым о том, чего лишится Санкт-Петербург в случае передачи Исаакиевского собора РПЦ и чем чреват срочный переезд музейных экспонатов.

– Александр Викторович, как вы относитесь к новым волнениям вокруг собора, связанным с информацией о срочном вывозе музейных экспонатов? Мы с вами разговариваем в подвале, в музее блокады "Чтобы помнили" – ведь это и его тоже коснется...

– Я отношусь к этому как историк, для меня главное – документы. Когда-нибудь они попадут в архивы, а сегодня любое действие должно быть согласовано с ними. Основания для перемещения музейных фондов из Исаакиевского собора сегодня просто физически нет. Из истории известно, что собор всегда был в государственном управлении, подчинении и на государственном содержании. Это первый и основной документ, который говорит о его использовании в будущем.

– Сергей Николаевич, а как вы относитесь к желанию передать Исаакиевский собор церкви срочно, прямо к Пасхе?

– С моей точки зрения, это просто рэкетирский налет для захвата никогда не принадлежавшей им собственности с целью создания торговой площадки. Я считаю, что сейчас идет накат на культуру как таковую. Ищут новые рычаги воздействия на население, и один из них – РПЦ, ее пытаются использовать для каких-то своих корыстных целей.

– Если представить себе худший сценарий: если вас все-таки заставят срочно перевезти экспонаты к Пасхе, чем это может обернуться для музея?

– Полной гибелью музея. У нас же не только музей "Исаакиевский собор", мы ведем разнообразную воспитательную работу – то, чем, по идее, должна заниматься церковь, но она этим не занимается, у нее другие дела – деньги.

– Александр Викторович, ведь сколько уже было сказано о ценности экспонатов Исаакиевского собора, кажется, все по много раз разжевано, все это давно знают… И все же мы слышим требования перевезти все спешно, к Пасхе, за месяц. Как вы думаете, почему так происходит? Может, судьба этих ценностей просто безразлична тем, кто принимает решения?

– Я думаю, вот как земные перегородки не доходят до неба, так и эти сигналы не доходят наверх. Даже в военное время эвакуация музейных ценностей требует тщательной подготовки, упаковки, подбора нужной тары. Поэтому даже в экстремальные периоды жизни города или государства такие вопросы не решаются быстро. На все нужно время. Я думаю, что люди все-таки не до конца просчитывают ситуацию, время, которое для этого необходимо, и самое главное, не до конца понимают, что хранится под сводами Исаакиевского собора.

Из 26 тысяч экспонатов 1531 экспонат входит в Государственный музейный фонд Российской Федерации, поэтому их ценность равнозначна ценности предметов из Эрмитажа, Русского музея, Царского Села. И не случайно здесь находится эта блокадная экспозиция, рассказывающая о том, как здесь было создано объединенное хозяйство музеев. Поэтому вопрос о вывозе и передаче куда-то экспонатов мне кажется очень и очень неправильным – мы, наоборот, должны все сохранять и показывать.

Александр Квятковский

– Александр Викторович, разговор о передаче Исаакиевского собора церкви уже возникал пару лет назад, и у части сторонников передачи есть претензии к руководству собора, которое, по их мнению, уже тогда могло начать составлять дорожную карту – вырабатывать декларации, условия, при которых невозможно вмешательство в реставрацию без привлечения специалистов высокого класса. Может, и правда, надо было уже тогда все это начинать?

– В 2005 году было заключено соглашение между музеем и Санкт-Петербургской епархией, и в рамках этого соглашения осуществляется вся наша совместная деятельность, в том числе в плане поддержки наших выставок и изданий. Это органично вписывалось в музейную жизнь и жизнь прихода Исаакиевского собора.

И каждый год мы заключали еще дополнительные договоры – они-то и должны обновляться каждый год или каждые 5 лет, а основное соглашение между начальником музея-памятника и заместителем директора по связям с религиозными организациями и председателем приходского совета не меняется, в его рамках мы выстраиваем свои дальнейшие юридические отношения. Там прописано, что сохранение памятников и других объектов, входящих в музейный комплекс, – это самое главное звено в нашей работе – и для музея, и для прихода. Поэтому если есть свечи, то мы закрываем пол, если есть лампады, то мы меняем их на те, которые не нагревают мозаики, – в этом договоре оговорено множество таких технических моментов. Главное – сохранить уникальный храм-памятник, вверенный нам государством. И вот что удивительно: до революции здесь было 90 служб в году, а сегодня 640 – в 7 раз больше. Мы находим такую возможность, хотя это большая техническая нагрузка на само здание.

– Сергей Николаевич, вы много лет серьезно изучаете историю Исаакиевского собора. Сегодня его защитники от РПЦ говорят, что он никогда не принадлежал церкви. Это правда?

– В 1918 году Исаакиевский собор был передан во временное пользование церкви. У меня есть копии документов, в которых община обязывалась сохранять в соборе все, как есть, а в случае чего – отвечать по всей строгости советских законов. Кончилось это тем, что в 1925 году было несколько комиссий, показавших, что, во-первых, за это время очень много вещей было раскрадено – я сам видел шести-восьмистраничные списки того, что раскрадывалось каждый год. Чего только отсюда не тащили!

Кроме того, церковь не имела права проводить здесь торговые операции, но втихаря прекрасно торговали и взимали плату за требы. А еще за плату пускали на колоннаду, что было категорически запрещено. Вдобавок по девять-десять месяцев не платили за электричество и отопление, все было грязное – собор превратили в сарай для добывания денег.

Они писали Калинину, просили оставить им собор, была куча фальшивых подписей… Но, к счастью, был такой разумный архитектор Никитин, он дважды доходил до Калинина, и в конце концов в 1927 году Исаакиевский собор был возвращен государству. Потребовалось четыре года, чтобы снова привести его в человеческий вид, – то есть сейчас мы второй раз наступаем на те же грабли. Но во второй раз, я думаю, будет хуже – сейчас у церковников более обширные планы.

А ведь до революции в Исаакиевском соборе службы для народа проводили только в великие, двунадесятые праздники. А для повседневных богослужений для тех, кто жил в окрестностях собора на Галерной, 6, был дом причта и маленький храм. Сюда же пускали только по специальным пропускам, которые выдавало министерство двора или их императорские величества. А для прихожан Исаакиевского собора был тот самый небольшой храм на Галерной, и там была и столовая для бедных, и школа для девочек из неблагополучных семей, и типография для издания книг по духовному воспитанию – там они работали. Несколько лет назад все эти здания снесли, и госпожа Батурина с помощью своих подотчетных фирм построила там гостиницу "Монферран".

– Получается, что до революции собор практически весь год пустовал?

– Да, у него была другая задача. Он обслуживал только двор. В частности, когда Александра II спросили: а не передать ли Исаакиевский собор церкви, – царь, видимо, проконсультировавшись с финансистами и другими специалистами, ответил, что церковь не сможет содержать в должном порядке собор, который является витриной Российской империи и всегда служил для приема делегаций, и их безопасность церковь тоже не сможет обеспечить. Поэтому пусть все остается как есть.

Сергей Окунев

– Александр Викторович, вы тоже считаете, что только город может справиться с должным содержанием Исаакиевского собора?

– Все понимают, что бремя реставрации все равно ляжет на городской бюджет. Сегодня заказчиком всех работ является музей, а двух заказчиков быть не может. Мы – заказчики реставрационных работ, мы способны ускорить проведение этих работ, а также экономить средства, хотя сегодня все эти работы ведутся только на средства, заработанные музеем "Исаакиевский собор" на экскурсионном обслуживании посетителей.

– Сергей Николаевич, по словам Александра Викторовича, у собора должен быть один хозяин. Так может, в конце концов, не так важно, кто этот хозяин?

– Когда 40 объектов в Херсонесе хотели передать РПЦ, ЮНЕСКО предупредила, что в этом случае исключит Херсонес из списка Всемирного наследия. Я думаю, в случае передачи Исаакия церкви они поступят так же и будут правы: за несколько лет собор будет доведен до базарного состояния. Дело в том, что у музея и у церкви совершенно разные задачи. Задача музея – все сохранить, задача церкви – чтобы все блестело, чтобы за все можно было содрать деньги, и это все.

– Говорят, можно сделать дорожную карту, чтобы не предпринималось никаких действий без участия того ученого совета, о котором вы говорили. Возможно такое, как вы думаете?

– Думаю, что при нынешних отношениях государства и церкви это невозможно. Патриарх Кирилл уже как-то выступал по этому поводу, он сказал: мы попросим денег у государства. Так что же вы лезете, если не можете содержать этот собор? Мы вам предоставляем все, что вы хотите, – пожалуйста, служите, зажигайте свечки, собирайте деньги, конкурируйте с нами даже по торговым делам. Они говорят, что будут проводить духовную работу – какую, где? Исаакиевский собор для этого не предназначен, для этого есть Лавра, где имеются залы, так собирайте там детей и взрослых, учите их добру, любви, непринятию насилия, а они делают все наоборот… Исаакий им нужен только как торговая площадка. Все здесь со временем приходит не в самый лучший вид, нам приходится за всем следить, и это обходится очень дорого.

– Вы считаете, что церковь не будет тратить таких денег на реставрацию?

– Ну что вы! Вот мы сейчас отдали им Смольный собор, иногда приходим туда: мерзость запустения… Ведь мы помним, как там было, ведь мы не использовали его как танцплощадку – только для духовной музыки, для интересных лекций. Мы понимаем чувства верующих людей, их ни в коем случае нельзя обижать. И в Исаакиевском соборе мы никогда не идем на конфронтацию с нормальными людьми. Интересно, что будет через год с переданным церкви Сампсониевским собором. Все это наши бывшие филиалы, на которые мы тоже потратили кучу денег и труда. Если за домом ежедневно не ухаживать, то он очень быстро дичает. У них там тоже посещаемость на службе два-три человека, служители ходят как потерянные. А вещи у них там уникальные – времен Петра I. Эти шедевры надо сохранять, а кроме того, они должны жить. В музее вещи живут.


ЭТО ПРАВДА? Мироточение икон

org_239144_5

Пятое видео из цикла "Это правда?", посвященного явлениям, местам и событиям, которые якобы относятся к миру паранормального и непознанного, расскажет о феномене мироточения икон. Появление на иконах и прочих предметах религиозного почитания особого масла, мира, якобы способного исцелять, как считают верующие, является божественным предупреждением человечеству о надвигающихся бедах и катастрофах...


Американские сатанисты борются с телесными наказаниями в школах

Организация «Храм Сатаны» разместила в американском штате Техас рекламный щит, критикующий телесные наказания в школах. Плакат с надписью «Больше никогда не подвергайся побоям в школе», а также пентаграммой и силуэтом сатанинского идола Бафомета появился в техасском городке Спрингфилд, где в 2012 году заместитель директора местной школы избил двух старшеклассниц.

«В 19 штатах разрешены телесные наказания, и каждый год в школах законно бьют более 110 тысяч детей», — отмечается на сайте «Храма Сатаны». Кампания началась со Спрингфилда из-за того, что избивший учениц сотрудник школы так и не понес наказания.

Суперинтендант школьного округа Майкл Келли заявил, что «Храм Сатаны» выбрал странный момент для рекламы в Спрингфилде. Хотя телесные наказания по-прежнему не запрещены, к ним решено не прибегать. Кроме того, чтобы ударить школьника, теперь требуется разрешение родителей или опекуна.

«Храм Сатаны» — американская политическая организация, созданная в 2014 году для борьбы за отделение церкви от государства, социальную справедливость и равенство. Вопреки названию, ее члены не верят в оккультизм и не поклоняются дьяволу. В декабре прошлого года «Храм Сатаны» осудил введенные в Техасе правила обращения с останками человеческих эмбрионов. По мнению членов организации, они нарушают права, гарантируемые федеральными законами о свободе вероисповедания.


Папа римский призвал верующих чаще прибегать к помощи экзорцистов

Папа римский Франциск призвал священников более активно пользоваться услугами экзорцистов, особенно если они имеют дело с "настоящими духовными расстройствами". По мнению главы Ватикана, такие расстройства могут иметь различное происхождение, в том числе потустороннее.

Глава Ватикана подчеркнул, что в подобных ситуациях исповедник обязан не мешкая обращаться к экзорцисту. Но выбирать их нужно "с большой осторожностью и благоразумием".

В 2014 году Ватикан официально признал Международную ассоциацию экзорцистов, благословив группу из 250 священников в 30 странах. Таким образом католическая церковь подтвердила, что практика ассоциации относится к юрисдикции канонического права. "Экзорцизм - это вид милосердия во благо тех, кто нуждается", - отмечал тогда глава ассоциации Франческо Бамонте.

Попытки вылечить истерию методами, используемыми экзорцистами, нередко приводят к печальным последствиям. Так, в декабре 2015 года полиция Германии арестовала пятерых родственников женщины, которая умерла в отеле во время обряда экзорцизма. На теле 41-летней женщины из Южной Кореи нашли следы побоев, во рту у нее был кляп.


Атеистический дайджест #91. Чаплин против изменников Родины и похороны Ленина


Об очередной инициативе православной церкви по выносу из мавзолея тела Владимира Ленина, а также о том, как протоиерей Всеволод Чаплин предложил уничтожать точечными ракетными ударами изменников родины, уезжающих на бездуховный Запад в поисках лучшей жизни - в девяносто первом выпуске "Атеистического дайджеста".


РПЦ научит уральских студентов противостоять сектам и майдану

Миссионерский институт Екатеринбургской епархии РПЦ запустил в Уральском государственном экономическом университете курс "Основы духовной безопасности". Курс рассчитан на 6-8 лекционных часов. Среди тем, которые затрагивают лекторы, - "Религиозный и политический экстремизм", "Духовно-нравственный идеал традиционных религий России", "Секты и сектантство". Учебная программа получила одобрение в Министерстве общего и профессионального образования Свердловской области, и ее авторы рассчитывают, что ее введут и другие вузы.

Как рассказал один из разработчиков этой образовательной программы, сотрудник института епархии Константин Корепанов, курс призван "ответить на вызовы, с которыми сталкивается студенческая молодежь, и указывает на набор превентивных мер, чтобы не залезать туда, куда залезать не надо".

В качестве примера "куда не надо залезать" Корепанов привел киевский Майдан, приведший к свержению власти на Украине: "Они (молодежь - прим. ред.) думали, что свергнут одно и им станет хорошо, боролись за счастливое будущее, а закончилось тем, что они стали смертниками, покойниками, инвалидами на той войне, которая там была развязана. Но им ничего от этого не выгорело, они ничего от этого не получили. Это те люди, которые в черных одеждах кидали бутылки, кричали лозунги и шли на абордаж. <…> Их натуральным образом использовали. Да, им за это дело заплатили, но они повелись на пропаганду. И важно, чтобы такого не случилось на наших улицах, чтобы наших людей не спровоцировали, не вовлекли, а потом не бросили, как использованную вещь".

Новая программа уже читалась в рамках курса "Основы безопасности жизнедеятельности". По словам ректора Миссионерского института епархии Наталии Дьячковой, "на уроках ОБЖ в первую очередь учат действовать при пожаре, техногенных катастрофах, а вот защитить себя от ментального влияния, которое может разрушить твою жизнь и жизнь твоих близких, не учат", поэтому и был апробирован этот курс.


"Атеистические записки": 81. О чумном бунте в Москве

История знает немало примеров того, как люди исцелялись от недугов при помощи гипноза, внушения или самовнушения. Происходило это задолго до появления в конце 80-х - начале 90-х всевозможных чумаков и кашпировских. Большинство случаев исцеления так или иначе связаны с религией. Достаточно вспомнить целебные источники (тот же Лурд во Франции), якобы чудотворные мощи, иконы, статуи и прочие предметы религиозного почитания, через которые, как считают верующие, страждущие могут получать божью благодать. Это, если угодно, своего рода психологическая установка, благодаря которой люди (но далеко не все) действительно избавляются от симптомов самых разных заболеваний.

В случае положительного эффекта от молитв или прикладывания к высушенным останкам особо почитаемых святых все заслуги приписываются божеству. Российский психотерапевт В. Рожнов в своей книге "Гипноз и чудесные исцеления" писал: "Выработанные долгим опытом храмовой медицины полезные приемы борьбы с болезнями жрецы ставили с ног на голову, приписывая милости бога. Люди отнимали у себя свои достижения, чтобы отдать их вымышленному сверхъестественному существу, и затем униженно вымаливать у него то, что создано их собственным разумом и руками. На этом нелепом парадоксе тысячелетиями покоилась вера в чудодейственную целительную силу богов".

Следует помнить о том, что так называемые святые места далеко не всегда бывают безопасными в том смысле, что зачастую являются рассадниками заразных заболеваний. "Здесь скапливается одновременно много больных с самыми различными недугами. Все они прикладываются к мощам и иконам или купаются в воде одного и того же источника, а это не может не вести к повальным заболеваниям - эпидемиям", - предупреждал Рожнов.


В этой связи весьма показательной является история чумного бунта 1771 года. В условиях свирепствовавшей в Москве эпидемии чумы, пришедшей с фронтов русско-турецкой войны, горожане, надеясь на исцеление, массово стекались к Варварской башне, где над входом в часовню висела чудотворная икона Боголюбской богоматери. Одновременно с этим православные батюшки призывали паству участвовать в крестных ходах, полагая, что такая мера позволит людям избавиться от моровой язвы - именно так на Руси в XVIII веке называли чуму.


Ситуация, при которой люди участвовали в массовых религиозных шествиях, проходили мимо иконы и целовали ее (как еще здоровые, так и уже заразившиеся), лишь способствовала росту эпидемии. Ежедневно умирало до 1000 человек. Чума выкашивала целые кварталы и районы - московские улицы были буквально завалены трупами. Вместе с тем, прекрасно понимая, что в данном случае вера лишь усугубляет ситуацию, 15 сентября 1771 года служители культа во главе с архиепископом Амвросием закрыли доступ к реликвии, вернув икону на место, и запечатали короб, в котором хранились собранные во время массового паломничества пожертвования.

Разъяренная толпа христиан, лишенная надежды на чудо, разгромила монастырь в восточной части Кремля, захватила Донскую обитель и отправила на тот свет архиепископа Амвросия. После этого участники бунта принялись уничтожать карантинные заставы и имения знати.

Чумной бунт на картине Эрнеста Лисснера, 1930-е годы

Чумной бунт был жестко подавлен. Троих крестьян и одного купца, причастных к убийству архиепископа, повесили, еще 173 бунтарей отправили на каторгу. 17 ноября 1771 года Правительствующий сенат издал указ, который запретил проводить захоронения при городских церквях и постановил создавать новые кладбища за пределами городской черты.

Алексей Козлов
"Атеистический сайт Беларуси"


Власти Санкт-Петербурга планируют выселить музей Исаакиевского собора к православной Пасхе

Смольнинский районный суд постановил привлечь губернатора Санкт-Петербурга Георгия Полтавченко в качестве заинтересованного лица к слушаниям о передаче Исаакиевского собора в безвозмездное пользование РПЦ. 

О намерении передать Исаакиевский собор в безвозмездное пользование РПЦ сроком на 49 лет 10 января сообщил губернатор Санкт-Петьербурга. Уже 26 января Василеостровский районный суд зарегистрировал иск активистов города во главе с тремя депутатами закса Борисом Вишневским, Екатериной Кузнецовой и Павлом Шапчицем против передачи Исаакия церкви.

Тем временем городские власти попросили музей Исаакиевского собора вывезти все экспонаты до Пасхи, 16 апреля. К этому празднику руководство города хочет приурочить передачу собора РПЦ.

Отмечается, что директору музея Николаю Бурову дали устное распоряжение о передаче экспонатов другому фонду. Предполагается, что их примет Государственный музей истории Петербурга. При этом источники в самом музее Исаакиевского собора рассказали агентству, что много вопросов остаются неулаженными: заявки РПЦ на передачу собора до сих пор нет, экспонаты могут не успеть описать, у музея заключены реставрационные контракты, а сотрудники музея лишатся работы.


Атеистический дайджест #90. Мироточащий бюст Поклонской

В начале марта бывший прокурор Крыма, а ныне депутат Госдумы Наталья Поклонская сообщила о том, что в Симферополе замироточил бюст последнего русского царя Николая II. Подробно об этом, а также о  новых перлах протоиерея Всеволода Чаплина и о том, как католические СМИ Индии вступились за священника-педофила - в девяностом выпуске "Атеистического дайджеста".


В Индии принесли в жертву 10-летнюю девочку, чтобы избавиться от проклятия

В индийском штате Карнатака три человека арестованы за то, что похитили и принесли в жертву 10-летнюю девочку. По данным полиции, причиной произошедшего стала болезнь одного из сельских жителей. Его родные брат и сестра обратились к местному колдуну, который рассказал, что на их родственника наложено проклятие, которое можно снять только при помощи человеческого жертвоприношения. Для этого они с помощью 17-летнего подростка похитили девочку, проживавшую в том же селе.

Тело девочки было найдено на краю деревни. Колдун с подручными упаковал его в большую сумку, положив туда же ряд предметов, использовавшихся при ритуале. Разгневанная толпа осадила дом похитителей и забросала его камнями. Расправу предотвратило лишь своевременное прибытие стражей порядка, которые арестовали троих похитителей и начали расследование. По словам начальника местного отделения полиции, в ближайшее время последуют новые аресты.

Штат Карнатака расположен на юге Индии. Несмотря на то, что его столицей является один из самых динамично развивающихся индийских мегаполисов, Бангалор, средний уровень грамотности в штате составляет лишь 66,6%.


Католические СМИ Индии встали на защиту за священника-педофила

Католические СМИ Индии вступились за священника, обвиняемого в изнасиловании несовершеннолетней. Как установило следствие, настоятель церкви Святого Себастьяна в городе Каннур, штат Керала, совершил развратные действия в отношении несовершеннолетней. Отец Робин, он же Мэтью Вадакканчерил, неоднократно насиловал 15-летнюю девочку-прихожанку. После одного из половых актов она забеременела, после чего ее поместили в частную больницу. Родившегося ребенка втайне от нее отдали в детский приют. Священник-насильник попытался скрыться, но был задержан полицией.

За священника вступилась католическая пресса, переложив ответственность за произошедшее на жертву. Издание Sunday Shalom, выражая, как оно заявило, мнение местных католических иерархов, обрушилось с критикой на жертву изнасилования.

«Итак, девочке уже минуло 15 лет, — говорится в статье. — Я скажу тебе, как сказал бы своей дочери, — в произошедшем есть и твоя вина. Перед лицом господа ты будешь отвечать первой. Дочь моя, почему ты забыла, кто такой священник? Он человек, имеющий человеческое тело и подверженный соблазнам и искушениям. Возможно, он на несколько секунд забыл о своем долге, но почему ты, дитя, приобщившись святых даров, не остановила и не поправила его?»

При этом священник Пол Телекат из Епископального совета обвинил в произошедшем потребительское отношение к жизни. По его словам, служитель культа из Каннура пал жертвой медиа, которые пропагандируют потребительство и изображают женщину в виде товара, забывая о том, что она прежде всего человек.

Стоит отметить, что католические иерархи не одиноки в своих мыслях. Еще в 2010 году протоиерей РПЦ Всеволод Чаплин,  выступая на круглом столе по межэтническим отношениям, заявил: "Если она носит мини-юбку, она может спровоцировать не только кавказца, но и русского. Если она при этом пьяна, она тем более спровоцирует. Если она при этом сама активно вызывает людей на контакт, а потом удивляется, что этот контакт кончается изнасилованием, она тем более не права".


Атеистический дайджест #89. Чудеса православного рейдерства

Об аппетитах православных батюшек, положивших глаз на здание Всероссийского научно-исследовательского института рыбного хозяйства и океанографии в Москве, а также о новых фактах оскорбления чувств верующих и патриархе Кирилле, считающем передачу РПЦ Исаакиевского собора символом примирения народа, - в восемьдесят девятом выпуске "Атеистического дайджеста".


Культ мощей. Часть 10: Современные мумии


Десятая часть цикла "Культ мощей. Чему поклоняются верующие?" расскажет о современных мумиях. Речь пойдет о невероятных посмертных приключениях американского бандита Элмера Маккерди, о философе Иеремии Бентаме, пожелавшем превратиться в мумию, о водителе такси из Англии Алане Биллисе, завещавшем свое тело науке и забальзамированном по методике, использовавшейся в Древнем Египте, а также о мавзолее Буэна Виста в Венесуэле, где в XIX веке доктор Готтфрид Нохе проводил эксперименты по сохранению тел умерших.


Предыдущие выпуски:
Культ мощей. Часть 1: Нетленные реликвии. Свидетельства истории 
Культ мощей. Часть 2: Католические мощи (1/2) 
Культ мощей. Часть 2. Католические мощи (2/2) 
Культ мощей. Часть 3. Православные мощи (1/2) 
Культ мощей. Часть 3. Православные мощи (2/2) 
Культ мощей. Часть 4. Буддийские мощи, исламские реликвии и прочие священные останки
Культ мощей. Часть 5. Политические культы и их "святые реликвии". Фильм 1: Тело Ильича
Культ мощей. Часть 5. Политические культы и их "святые реликвии". Фильм 2: Вынос тела
Культ мощей. Часть 5. Политические культы и их "святые реликвии". Фильм 3: Мумии вождей
Культ мощей. Часть 6. Святые останки Киево-Печерской лавры
Культ мощей. Часть 7. Капуцинские катакомбы
Культ мощей. Часть 8. Живые трупы Мадагаскара и Индонезии
Культ мощей. Часть 9. Мексиканские культы и музей мумий в Гуанахуато


06:19 28.02.17

В Дании мужчину, сжегшего Коран, будут судить за богохульство

42-летний датчанин записал видео, на котором он сжигает Коран на заднем дворе своего дома, и опубликовал ролик в группе «Да свободе – нет исламу!» в социальной сети. Мужчина сопроводил видео комментарием: «Помни о соседях, при сжигании издаёт неприятный запах!».

Сожжение состоялось в декабре 2015 года. 22 февраля 2017 года, прокуратура Дании опубликовала заявление, в котором сообщает, что усматривает в действиях подозреваемого наличие признаков богохульства – правонарушения, описанного в 140 статье Уголовного кодекса королевства. Максимальное наказание, которое грозит датчанам, признанным виновными в богохульстве, составляет четыре месяца тюремного заключения. В прокуратуре заявили, что будут просить суд приговорить мужчину, сжегшего Коран, к штрафу.

«По мнению прокуратуры, обстоятельства, сопутствующие сжиганию священных книг, таких, как Библия или Коран, могут в определённых случаях быть нарушением статьи о богохульстве, которая предусматривает наказание за публичное высмеивание или издевательство над религией», – говорится в заявлении государственного обвинителя Яна Рекендорффа.

Это будет четвёртый случай применения 140 статьи за всё время её существования в датском Уголовном кодексе и первый за последние полвека.

Впервые обвинения по данной статье были предъявлены четверым обвиняемым в 1938 году. Они оказались на скамье подсудимых за то, что вывешивали плакаты и публиковали тексты, высмеивавшие иудаизм. Спустя 8 лет, в 1946 году, двух человек осудили за инсценировку крещения на бале-маскараде в Копенгагене. А в 1971 году двое ведущих Датского радио предстали перед судом за то, что поставили в эфир песню, высмеивающую христианство. Впоследствии они были оправданы.


06:02 27.02.17

Атеистический дайджест #88. Милонов, евреи и кочан капусты


О том, как представители РПЦ при поддержке властей продолжают прибирать к рукам объекты недвижимости, о неунывающей Наталье Поклонской, отважно сражающейся с еще не вышедшим на экраны фильмом "Матильда", который, как считает депутат, оскорбляет чувства верующих, а также о новых приключениях поборника нравственности и духовности Виталия Милонова и диаконе РПЦ Владимире Василике, мечтающем отправить "на парашу" всех ненавистников российской власти - в восемьдесят восьмом выпуске "Атеистического дайджеста".


Православные просят московские власти переименовать станцию метро "Площадь Ильича"

Община храма Спаса Нерукотворного образа в Андрониковом монастыре Москвы направила мэру Москвы письмо с просьбой переименовать ближайшую к обители станцию столичной подземки "Площадь Ильича", открытую в 1979 году, в "Андрея Рублева".

"В топонимике Москвы имя этого великого святого и признанного в мире иконописца недостаточно увековечено. В Москве нет ничего в названиях улиц или скверов, что напоминало бы нам о памяти этого великого соотечественника. Думаю, что необходима заинтересованная общественная дискуссия о проблеме увековечения памяти Андрея Рублева, авторитет и значение трудов которого выходит далеко за пределы нашей страны", - пояснил заместитель председателя Синодального отдела по взаимоотношениям церкви с обществом и СМИ Московского патриархата Вахтанг Кипшидзе.

При этом представитель РПЦ признал, что, по его мнению, на данный момент рано судить о возможных итогах рассмотрения предложения о переименовании станции метрополитена. Однако сама идея заслуживает того, чтобы российская общественность и власти Москвы обратили на это внимание, добавил он.

"В шаговой доступности от метро "Площадь Ильича" находится музей Андрея Рублева, где находятся сокровища православной иконописи мирового значения. Любое предложение, которое будет способствовать увековечению памяти великих соотечественников, память о которых как в советское время, так и до последнего времени не всегда достаточно хорошо отражается в топонимике нашего города - это всегда хороший, правильный разговор", - заключил Кипшидзе.

Ранее власти Москвы, несмотря на обращение патриарха Московского и всея Руси Кирилла, отказались переименовать названную в честь одного из инициаторов расстрела семьи Николая II Петра Войкова станцию метро "Войковская". Тогда Гундяев отметил, что нельзя сохранять в топонимике города имена преступников и террористов.


Православные грозятся подать жалобу на сообщество "Лентач" за кощунственные мемы о религии

«Православный юридический центр быстрого реагирования» пригрозил паблику «Лентач» из социальной сети "ВКонтакте" проверкой Следственного комитета за насмешки над религией. По словам представителей сообщества, к ним обратился член организации Георгий Солдатов, который потребовал удалить мемы про религию. Несмотря на доводы администрации о том, что материалы не нарушают российского законодательства, активист пообещал отправить в СК заявление о проверке по статьям 148 («Нарушение права на свободу совести и вероисповеданий») и 282 («Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства») УК РФ.

«От имени "Православного юридического центра быстрого реагирования" даю вам 12 часов на то, чтобы удалить весь кощунственный материал в вашей группе с момента ее создания», — заявил Солдатов.


Администраторы сообщества отметили, что похожая ситуация произошла с редактором популярного паблика MDK, который еще в январе пострадал от обращения активистов «Православного юридического центра». «У нашего редактора две недели назад изъяли компьютер, а на руках у него нет даже протокола досмотра. В полиции ничего толком сказать не могут. Компьютер тоже не возвращают. Экспертизы по делу нет, дела самого тоже по факту нет. Получается, что по одному доносу можно закрыть любого и никто ни сном, ни духом», — сказал создатель сообщества MDK.

Представители «Лентача» также добавили, что Солдатов только за февраль обнаружил 13 кощунственных записей, среди которых оказался пост, посвященный секвенированию древних сусликов. «За упоминание бога в шутливом выражении», — объяснил активист.

Иллюстрация "Лентача" к новости о том, что в Смоленске бывший дом культуры для глухих переделали под Пятерочку

"Удалять, конечно, мы ничего не будем, потому что это путь в бездну и предательство наших убеждений. Здравый смысл в конце концов победит любую ересь и абсурд", - заявили в редакции "Лентача".


Иллюстрация "Лентача" к новости о том, что причиной для обвинения Соколовского стало сравнение Иисуса с редким покемоном и зомби


"Я в это больше не верю". Интервью с Марией Кикоть, автором книги "Исповедь бывшей послушницы"

Автор нашумевшей «Исповеди бывшей послушницы» Мария Кикоть в своем первом интервью рассказала о том, как выглядят для нее, спустя несколько месяцев после написания книги, те события из жизни Малоярославецкого женского монастыря, как реагируют читатели на ее книгу и что чувствует сама Мария сейчас.

— Впервые Вы близко соприкоснулись с православием в Каменно-Бродском мужском монастыре Волгоградской области, когда Вас пригласили стать временно поваром. Почему Вы согласились? Не смогли отказать, любопытство или попытка начать духовный путь в православии?

— Сначала только любопытство, причем интересно было не само православие, а именно увидеть закрытую монастырскую жизнь изнутри. В общем, это воспринималось как некое приключение, не более того. Хотя духовный поиск меня занимал давно, правда, не в православии, а в индийских и китайских духовных практиках и медитациях.

О православии я практически ничего тогда не знала. Помню, как на кухне Каменно-Бродского монастыря мы беседовали с пожилой монахиней, и она сказала мне: «Спасайся!». Мне это тогда показалось довольно нелепым и непонятным: от кого спасаться, где и зачем. Но удобоваримого ответа на свой вопрос я так тогда и не получила.

— Зарождение Вашей веры: как это воспринималось тогда и как сейчас?

— Зарождения веры не было, я и до этого с раннего детства верила в бога, молилась, и даже, как мне казалось, получала помощь. Это не был бог из какой-то религии, просто мне казалось естественным, что этот мир должен был кто-то создать и поддерживать, и к этому богу всегда можно было обратиться за помощью. Но все это было каким-то неопределенным.

Когда же я начала после посещения Каменно-Бродского монастыря читать православную литературу, возникло ощущение, что православная вера действительно может дать ответы на вопросы бытия, приблизить к богу и внести в жизнь осмысленность. На деле, правда, как потом выяснилось, верующему предлагается отрешиться в жизни практически от всего, поскольку идеалом нашего православия каким-то образом оказалось монашество. Мирянам также предлагается по возможности воздерживаться от почти всех радостей жизни, а в промежутках между воздержаниями — каяться в своих немощах и в том, что не имеют сил воздержаться, как это делают «подражатели ангелов» — монахи. Весь смысл существования перемещается куда-то в загробную жизнь, тогда как здесь остается только «спасаться» самому и «спасать» заблудших окружающих всеми доступными средствами.

— В книге Вы упоминаете, что «проклятая» «Лествица» подтолкнула Вас к монашеству. В чем вина книги?

— Книга написана очень красивым поэтическим языком и действительно обладает большой силой внушения. Не зря она является настольной книгой во всех монастырях. Там нет, как ни странно, какого-то идеального образа монашества, в ней описано монашество, как оно было и есть, со всеми вытекающими. Описаны и трудности монашеского пути, и подвиги во имя покаяния и смирения, и издевательства начальства над братией во имя смирения, даже до смерти, и много чего еще. Но все это преподносится как «средство для обретения спасения», не иначе. Если человек уже готов принести свою жизнь в жертву «спасения» и получения загробного воздаяния, то все это воспринимается совершенно нормально.

Весьма привлекательно в этой книге рисуется образ монаха-подвижника, терпящего скорби царствия ради небесного. Много внимания уделяется также «богоизбранности» и «богоугодности» монашеского пути, это внушает сразу чувство собственной исключительности и избранничества, что весьма приятно для людей неискушенных и гордых. Отсюда и возникает желание этому пути следовать. И при этом все трудности и страдания монашеского поприща воспринимаются также как богоданные и спасительные, какими бы они ни были, даже совсем странными и нелепыми. Человек начинает думать, что чем больше страданий и лишений он претерпит Христа ради, тем скорее обрящет милость и спасение (это, кстати, чуть ли не основная мысль книги), хотя этот тезис является просто извращением самой сути христианства. Христос нигде в евангелии не призывал искать себе приключения и страдания намеренно — ни себе, ни другим.

И вот, человек, начитавшись такой литературы, приходит в монастырь отнюдь не за спокойной жизнью в посте и молитве, он идет «пострадать за Христа до смерти». А там его уже поджидают матушка Николая и ей подобные, готовые этим воспользоваться. Это, кстати, ответ на вопрос: «Почему же монахи терпят таких вот николай и не уходят из монастырей».

— Если вина книги в том, что она рисует идеальный образ, а реальность резко отличается, то вина ли это книги или это ошибка читающего? Евангелие тоже говорит об идеале, о царстве божьем, зовет туда — является ли евангелие тоже «проклятой» книгой?

— А реальность не очень-то отличается. Глупо думать, что раньше монашество было каким-то другим, нежели сейчас, достаточно немного изучить историю. Просто эта монашеская реальность в книге очень уж поэтично и привлекательно подана, даже смерть от побоев наставника преподносится как великое благо для послушника. За это обещается царствие небесное не только послушнику, но и наставнику по молитвам замученного послушника.

Читающий подобные книги и доверяющий им, конечно, тоже виноват. Во-первых, виноват в своей доверчивости, а во-вторых — в гордости, что намечтал себе «великий монашеский подвиг», возомнил, что имеет «призвание к монашеству» и т. д.

Но в данном случае, я считаю, что больше виноваты люди, распространяющие подобную литературу в храмах, где люди склонны проявлять доверие и открытость, особенно поначалу. Помимо "Лествицы" в церковной лавке можно найти немало книг, призывающих к монашеству. РПЦ тут ничем не лучше свидетелей Иеговы, которые тоже распространяют везде свои красочные брошюрки о богоизбранности и спасительности своих адептов, и у них тоже немало последователей. Там так же все ориентировано на доверчивость и гордость — «почувствуй себя богоизбранным, особенным и слушайся наставника».

А в евангелии разве хоть где-то говорится о монашестве? Многие приводят в пример эпизод, где Христос предлагает оставить все имущество юноше, пожелавшему быть его учеником, чтобы следовать за ним. Но иначе этот юноша и не смог бы заниматься миссионерской деятельностью и следовать везде за Христом, как остальные апостолы. Это был совет не для всех, и вообще не про то.

Там нигде нет такого тезиса, как «отсечение своей воли» в пользу наставника (не бога, а именно наставника, как это принято в монастырях). Христос не призывает мучить себя или других нарочно ради «смирения» и «покаяния». Разве он смирял кого-то из своих учеников, морил голодом или бил? Откуда тогда это взялось: «Чем больше скорбей, тем спасительнее?»

В "Лествице" и ей подобных книгах какая добродетель для монаха считается наивысшей? Послушание. Послушник, говорится, исполнил все заповеди. Абсолютно все. Просто потому, что подчинялся во всем своему наставнику. Послушнику и молиться не обязательно, все у него будет по молитвам начальства. Где такое в евангелии? Откуда вообще это взялось? И получается, что никакие добродетели послушнику стяжевать уже не нужно, просто подчиняйся, как в армии, ни о чем не задумываясь, и попадешь в рай.

Вот и получается, что после нескольких лет жизни в монастыре такие послушные чада уже и думать разучиваются, ни одного решения самостоятельно принять уже не могут, становятся как дети, даже перестают отличать хорошее от плохого, нравственное от безнравственного. Начальству, разумеется, все это очень удобно: чем послушнее и нерассудительнее работник, тем лучше. Про все это я много писала в книге, не буду повторяться.

— Есть ли что-то в христианстве, что осталось для Вас ценным, или всё на свалку истории?

— А разве можно что-то такое выбрать их христианства, оставить, как полезное, а остальное выкинуть? Тут или все или ничего, по-другому невозможно. Или ты веришь, что Христос — спаситель и бог, следуешь его заповедям и чаешь вечной жизни, или нет, все это выкидываешь, как ненужное. У меня получился второй вариант, я в это все больше не верю.

— Как Вы думаете, вернетесь ли Вы в церковь когда-нибудь?

— Я не знаю, зачем мне туда возвращаться. Я не чувствую ни желания, ни какой-то потребности, не скучаю по службам, вообще сейчас уже не понимаю, что это может мне дать и чем помочь.

— Вы делаете мозаичные иконы — молитесь ли? Или просто ремесло?

— Я начала заниматься мозаикой еще в Свято-Никольском монастыре, продолжила в Шаровкином монастыре. Раньше да, молилась, теперь это просто творческий процесс, интересный для меня только с художественной точки зрения.

— Осталась ли вера в бога? В конце книги, в послесловии, Вы упоминаете господа — это риторически или он для Вас конкретен?

— Когда я писала книгу, я еще верила в бога, и даже посещала православный греческий храм в Бразилии, хотя уже начала анализировать многие религиозные темы, задавать себе самой вопросы, искать ответы. Поэтому книга получилась как бы на грани веры и неверия. Может быть, именно поэтому ее и интересно читать. Сейчас уже я бы не смогла написать так, получилось бы уже совсем по-другому, и думаю, не так интересно.

— Вы стали совершенно индифферентны к вопросам веры, ада, рая, спасения души или просто отложили этот вопрос на полочку, решив передохнуть?

— Сейчас я думаю, что за этими терминами, которые вы перечислили, попросту ничего не стоит, кроме фантазии. Лично мне все это совсем не нужно. Не хочется больше жить в этом вечном неврозе и страхе где-то согрешить и недокаяться, пугать себя адом или утешаться предвкушением райского блаженства. Разве эти пугалки кому-то когда-то помогли вести себя нравственно? Я наблюдала скорее обратное в церковной жизни.

Даже если бог есть, и есть страшный суд в итоге — что с того? Судя по евангелию, нравственное поведение к окружающим — это все, что с нас спросят на том же страшном суде, если он все-таки состоится. Остальные опции, необходимые верующим, вроде непоколебимой веры и покаяния чуть ли не до смерти, досочинили уже святые отцы церкви намного позже Христа, чтобы было чем шантажировать верующих и отличать их от остальных людей.

— Как Вы сейчас относитесь к людям, о которых Ваша книга? К игуменье Николае?

— Сестер тех монастырей, где я жила, мне очень жаль. На самом деле они находятся в психологической тюрьме. Вроде бы ты можешь уйти физически, никто не держит насильно. У некоторых есть родственники и жилье, но все равно, уйти они не могут, даже не представляют себе такой возможности. Кажется, что просто вся жизнь закончится, если уйдешь. Единственная возможность вырваться — это если происходит нечто такое, что просто выталкивает человека в мир помимо его воли. Как правило, это болезнь или конфликт с начальством. Но часто такие люди не выдерживают и возвращаются обратно или поступают в другой монастырь, потому что бывает очень тяжело адаптироваться в миру, преодолеть десоциализацию, страх, чувство вины и одиночества.

К игуменье Николае я сейчас никак не отношусь. Первые месяцы после ухода из Малоярославца я только и думала о монастыре, о ней. Это была какая-то навязчивая идея, даже состояние, и днем, и ночью. Просто голова уже была приучена думать об этом все эти годы. Я постоянно анализировала свой уход из монастыря, чувствовала себя виновной в том, что оставила монашеский подвиг, искала себе оправдания, постоянно нервничала, даже до истерик, окружающим было тяжело со мной общаться. К тому же в монастыре как-то утрачиваешь постепенно способность нормально думать и связно говорить.

Постепенно все это прошло, и сейчас матушка Николая для меня — просто часть всей этой РПЦшной системы, ничуть не более страшная, чем тот же митрополит Климент (Капалин), тоже герой моей книги. Они, кстати, с ним очень похожи: тоже эта страсть к показухе, роскоши, такое же неимоверное превозношение над простыми смертными. Может быть, поэтому он ее так поддерживает во всем, особенно сейчас, после выхода книги и интервью бывшей послушницы Черноостровского монастыря Регины Шамс, где она рассказала о монастырском приюте «Отрада».

В общем, матушка Николая просто слилась в моем сознании со множеством таких же церковных «цариц» и «царьков», коих в изобилии расплодила сейчас система, которой они служат. А как я отношусь к этой системе в целом? Резко отрицательно. На мой взгляд, нет ничего более отвратительного и страшного в современном мире, чем эта легитимизированная форма рабства, так буйно процветшая сейчас у нас в стране.

Игуменья Николая (крайняя справа), настоятельница Свято-Никольского Черноостровского монастыря, одна из главных героинь книги "Исповедь бывшей послушницы"

— Как сейчас Вы относитесь к заповеди о любви к врагам?

— Сейчас я не понимаю уже, что конкретно тут имеется в виду. Каким образом нужно любить людей, творящих зло, и причем в особо крупных размерах? Не нужно с ними бороться и просто подставить другую щеку? Или класть за них земные поклоны и молиться? Я этого больше не делаю. Тогда что?

Любовь для меня — это вполне конкретное чувство, которое невозможно просто так сгенерировать на пустом месте. Если любить в этом контексте — это перестать ненавидеть, то да, с точки зрения даже психологии заповедь полезна.

Я не могу сказать, что ту же Николаю я ненавижу, мне ее искренне жаль, как человека, тоже пострадавшего в этой жестокой системе. Только несведущий человек может подумать, что ей живется хорошо и спокойно на этом месте. Я наблюдала совсем обратное в монастыре. Уже одно то, что она постоянно принимает успокаивающие лекарства и серьезные антидепрессанты, говорит о многом. Очень непросто постоянно лгать и притворяться. Она так же попала в зависимость от системы, как и подвластные ей монахини. Практически все лидеры подобных деструктивных сект и организаций страдают в итоге различными психическими и психосоматическими заболеваниями, и она не исключение.

— Угрожали ли Вам «большие люди»? Сама игуменья Николая или ее подчиненные?

— Лично мне нет, никто не угрожал. Может быть еще потому, что я написала и издала книгу, находясь в Бразилии. У Николаи длинные руки, но видимо, не настолько. На издательство и на людей, находящихся внутри церковной системы, наезды были, и очень серьезные, это я знаю точно. Очень было непросто издать эту книгу, до самого выхода тиража было непонятно, получится ли это сделать. Сейчас так же непонятна судьба второго тиража, все очень непросто.

— Следует ли ситуацию в том монастыре и детском приюте решать с привлечением органов власти: прокуратуры, детской омбудсвумен, соцзащиты или только взывать к вмешательству патриархии и епархии? Или к совести начальствующих монастыря? Или надежда только на огласку?

— В приют «Отрада» приезжают плановые проверки, все делается вполне законно. Неделю к этим проверкам готовится весь монастырь, целый день этих проверяющих развлекают и вкусно кормят, дети показывают концерты с песнями-плясками. Все остаются довольны, сестры и дети только после таких проверок устают ужасно, а так — все там замечательно. Поэтому лично я никаких надежд не питаю. Думаю, просто надо обо всем этом хотя бы больше писать, чтобы люди сами понимали, в какую ловушку они попадут вместе со своими детьми, если поступят в монастырь (и неважно в какой, везде примерно одинаково). На какие-то активные действия со стороны РПЦ или государства надежды мало.

— «Что нас не убивает, то делает сильнее» — Ваш опыт сделал Вас сильнее? Если да, то кто-то может сказать, что и не стоит никого предостерегать от монастыря, пусть каждый пройдет свой путь и станет сильнее?

— Кто так скажет, тот просто не понимает, о чем говорит. Так можно и в тюрьму, и в лагерь людей ссылать — пусть себе закаляются телесно и духовно. Мне повезло еще с нервами и крепким здоровьем, но это скорее исключение. Чаще уже после 3 лет такой жизни человек начинает терять здоровье — и душевное, и телесное, причем безвозвратно. А сколько людей попросту сошло с ума на этом поприще! Кто это отслеживает? Кто контролирует? Из человека в первые годы поступления в монастырь выжимают все силы, пока он еще может трудиться, а потом зачастую выкидывают на улицу больным. Я уже не говорю о том, что после нескольких лет «подвига» теряются профессиональные навыки, в мир возвращаешься уже ни к чему не годным и десоциализированным.

А этот навык послушания и отсечения своей воли, который делает из тебя безвольный овощ? Очень тяжело потом снова научиться думать самостоятельно, принимать решения и просто не бояться людей. Нет, сильнее тут точно не станешь. Изначально сильный человек сможет восстановиться после монастыря, но людей с более слабой организацией система просто ломает.

— Проблемы, описанные в книге, — злодеяния, унижения, манипулирование — это проблемы конкретных людей, конкретного монастыря, или это системная проблема РПЦ? Или в целом всего христианства? Вы же описывали добрые отношения в Горненском монастыре — что правило, а что исключение?

— В Горненском монастыре тоже хватало своих проблем, о которых я просто не стала писать в книге, но в целом ситуация там лучше, пока там довольно адекватная игумения Георгия. Когда ее не станет, неизвестно еще, как там все будет. И к тому же этот монастырь в силу своей специфической деятельности и устройства очень отличается от российских монастырей, устроенных по одному принципу общежития. В Горненском монастыре сестрам платят зарплату и отпускают в отпуск, живут они отдельно в домиках, за ними нет такого тотального контроля, как в наших монастырях. Где вы в России такое встречали?

Если говорить о проблемах нашего монашества, то это очевидно, что дело не в конкретных людях, они просто являются частью этого механизма. Монастырь в Малоярославце не является каким-то исключением из общего правила и не сильно отличается от других монастырей, разве что некоторые порядки там жестче.

В 36 главе своей книги я выписала признаки, по которым можно отличить обычное сообщество людей от деструктивной секты. И все эти признаки до единого подходят к любому современному, да и к древнему общежительному монастырю. Получается, что монастыри, как закрытые системы, устроены по принципу секты. Человек при поступлении в монастырь отказывается не только от своего имущества и профессиональных навыков, но и от своей воли, он полностью подчиняется наставнику, поэтому и называется «послушником». Он попадает в полную зависимость от этой системы материально и к тому же подвергается постоянной психологической обработке. И здесь начинаются всевозможные манипуляции и злоупотребления. По сути, это просто узаконенное рабство, как бы кто это ни называл.

— Вы вели дневники? Как удалось так подробно воспроизвести все события?

— Нет, я ничего не записывала. Если бы я вела дневники, думаю, книга получилась бы гораздо объемней. Удалось вспомнить только самые яркие моменты монашеской жизни, но это то, что не забывается.

— Вы писали свою книгу для себя, в терапевтических целях? Тот эффект, который она оказала, изменил Вас или Ваше отношение к теме? Вы ощущаете себя борцом за права униженных и обманутых, героем? Вы рады, что книга оказалась востребованной?

— Скорее, терапевтический эффект предполагался не для меня, а для некоторых моих знакомых, прошедших тот же путь, но так и не осознавших, что, собственно, с ними произошло. Для них я и писала эту книгу, хотя мне она тоже помогла систематизировать все в голове и еще лучше все понять.

Как ни странно, многие бывшие монахи и монахини по много лет после ухода из монастыря не могут преодолеть страх и чувство вины, что ушли. Ведь уход из монастыря приравнивается к предательству бога. И человек мечется, не может найти себе место в обычной человеческой жизни, постоянно пребывает в этом унизительном и невротически-изматывающем состоянии, навязанном ему еще в монастыре, ходит на службы, бесконечно исповедуется, кается. Кто-то не выдерживает и возвращается обратно, опять уходит, и так может продолжаться несколько раз. Плюс это вечное чувство собственного недостоинства и ущербности, наивно принимаемое за смирение, которое тоже культивируется в монастырях, да и на приходах.

Я сама все это пережила, поэтому мне и хотелось описать этот опыт и поддержать таким образом тех, кто в этом нуждается. Очень многие люди писали мне отзывы, благодарили за книгу, для меня это самое главное. А такой резонанс, мне кажется, книга получила потому, что очень у многих уже наболело, так сказать, такая книга назревала давно.


— Надеетесь ли Вы, что книга что-то изменит в системе монастырской жизни РПЦ или в самой РПЦ? Или только в умах читателей? Что показала жизнь за прошедшие несколько месяцев после написания книги?

— Я не думаю, что изменения в системе РПЦ произойдут стремительно и благодаря книге, думаю, все будет идти постепенно, благодаря интернету и огласке. Об этом рабстве под видом монашества только недавно стали говорить и писать, и уже многие не боятся называть вещи своими именами, это самое главное.

Скандальность, как вы выразились, книги ничуть не мешает мне нормально жить сейчас, наоборот, благодаря книге я познакомилась со многими интересными людьми. Поэтому нет, я ни о чем не жалею, я рада, что книга оказалось востребованной и принесла пользу.

— Не кажется ли Вам, что книга сыграла на руку тем, кто занимает крайнюю антирелигиозную позицию, условному «союзу воинствующих безбожников»? Чье мнение и поддержка для Вас важнее: этих безбожников, разумных и осторожных верующих, церковных людей или просто светских, любопытствующих, читателей?

— Я сейчас не делю людей на верующих и безбожников, у каждого могут быть свои убеждения, если они его радуют и помогают в жизни. А по поводу вашего вопроса, по-моему, сейчас больше всего на руку безбожникам, как вы выразились, сама политика РПЦ и патриарха Кирилла сотоварищи. Сколько эти самые безбожники раньше ни писали, все это не имело никакого резонанса, пока не стали писать люди изнутри самой системы и пострадавшие от нее.

— Легко ли быть автором скандальной книги в России? Ваша жизнь как-то изменилась после публикации «Исповеди» в интернете и выхода книги?

— Вот и вы говорите об «Исповеди» как о скандальной книге. Но задумайтесь хорошо: а что в ней такого скандального? Рассказываю ли я о чем-то, что не известно монахам или давно воцерковленным мирянам, не носящим розовые очки? Вся сенсационность в глазах тех, кто ничего не знал о быте и нравах современных российских монастырей или знал только из приторных благочестивых сказок.

После публикации меня обвиняют в поиске дешевой славы и даже вспоминают историю библейского Хама, рассказавшего братьям о наготе отца. Кстати, я узнала за это время, что аргумент с историей Хама — один из самых любимых у наших батюшек: мол, не надо выносить грязь на публику.

Но перечитайте эту библейскую историю, задумайтесь о ее содержании. Хам случайно нарушил представления о чистоте, увидев наготу отца, после чего пошел к братьям и рассказал им. Что сделали братья? Они вошли к отцу и, не глядя, прикрыли наготу, чтобы нечистота не повторилась. Хам осквернился и рассказал братьям. Братья устранили источник нечистоты благодаря Хамовой огласке. Если бы он молчал, то случившееся с ним произошло бы и с непредупрежденными братьями, они тоже осквернились бы.

Вот вам и скандальность, вот и хамство. Гласности боятся там, где полно нечистот. И очень хорошо, что мою книгу многие читатели восприняли именно как предупреждение. Может быть, я отвечаю не совсем на тот вопрос, который вы задали, но для меня это важно: раскрыть тему скандальности. Что касается авторства скандальной книги в России, то тут вам лучше издателей спросить. Поверьте, у них есть, что рассказать, но они не говорят — как люди, у которых есть, о чем молчать.

— Как Вы считаете, почему критики Вашей книги сразу переходят на личности?

— Насколько я могу судить, это касается не только моей книги. Явление гораздо шире. Похоже, что так относятся ко всем бывшим. Может быть, желая заглушить сказанное ими, может быть, переключить внимание…

Одно дело обсуждать — нормально ли, если послушницы питаются просроченными продуктами, пожертвованными на корм скоту, другое — ехидничать по поводу того, что я фотографирую обнаженную натуру. Почувствуйте разницу, как говорится, и задумайтесь о нравственном облике таких людей. Как хорошо известно, такими обвинениями можно доказывать правоту тех, на кого набрасываются так называемые критики. Критика — это хорошо, она помогает исправлять ошибки и делаться совершеннее, но ярость и подлость обиженных людей — это месть, а не критика.

Есть и те, кому искренне больно читать мою книгу и думать о темах, которые я затронула. Им больно и трудно. Приходится делать переоценку своих ценностей. Это порождает внутренний протест. Такая реакция мне понятна. Самое главное, что она искренняя, и мы, как правило, находим общий язык, обсуждая книгу у меня на странице в фейсбуке. Такой протест я не считаю критикой. Это, если угодно, и духовная жизнь: сокрушение идолов и стремление к называнию вещей своими именами, а не благолепными эвфемизмами.

— Скажите, Вы научились чему-нибудь у отрицательных персонажей Вашей истории?

— Верующие любят говорить, что неслучайных людей в нашей жизни не бывает, встречи промыслительны, любой человек в нашей жизни нас чему-то учит. Наверное, задавая этот вопрос, вы имеете в виду конкретных лиц, а я, выслушивая его, тоже сразу представляю себе тех, кого вы могли бы иметь в виду.

Скажу так. Знаете, когда происходит какое-нибудь страшное преступление, то пока не знаешь, кто это натворил, думаешь о преступнике как об исчадии ада, зловещей демонической фигуре, но вот нам показывают задержанного: это всего лишь человек, такой же, как и все. Если бы мы не знали, что он натворил, то, может быть, даже проявили симпатию к нему или нашли повод уважать за что-то, или даже подражать ему. А могли бы и совсем не заметить, как одного из тысяч, а если он забулдыга, то даже осудить или пожалеть. Если вы отнесетесь к моей истории как к описанию увиденной жуткой картины, то вы начнете демонизировать героев этой истории, не зная их, а если вы знали этих героев, то вы не поверите нарисованной картине.

Поэтому я скорее научилась не у героев моей книги, а получила драгоценный экзистенциальный опыт двойственности личности и двойственности бытия, так сказать. Из этого опыта можно извлечь очень ценные уроки, при этом никого не обвиняя.

— Какой отзыв на книгу запомнился Вам больше всего?

— "Исповедь бывшей послушницы" — паспорт совестливого человека, который нужно всегда иметь при себе". Я бы не была такой категоричной, как его автор, но именно эти слова запомнились мне больше всего. Также я не могла не обратить внимания на многочисленные признания в том, что книга дает радость и надежду, вдохновляет быть духовно зрелыми людьми.

— Появились ли у Вас друзья после публикации из таких же бывших? Поддерживаете ли связь с бывшими монахинями и послушницами того монастыря?

— После публикации книги у меня появилось много друзей, и не только из бывших. С бывшими сестрами малоярославецкой обители я общаюсь, с некоторыми довольно близко дружим.

— Наверно, много душевных сил и нервов уходит на переписку и ответы на комментарии — не устали от своей известности?

— Сначала, когда только книга была опубликована в живом журнале, приходило больше 100 писем и комментариев в день, я старалась читать, всем ответить. Сейчас количество отзывов стало гораздо меньше, я успеваю все прочитать и ответить, мне это интересно и не отнимает много времени. Я очень благодарна всем тем, кто мне пишет, поддерживает, делится своими впечатлениями от прочтения книги — таких писем я получила много, и для меня это очень важно.

— В послесловии к книге Вы пишете, что внутренняя реабилитация у Вас шла с января 2016, а к октябрю того же года, ко времени написания книги, Вы полностью восстановились. Сейчас февраль 2017 — Вы по-прежнему считаете, что восстановление произошло?


— Восстанавливаться я начала уже во время пребывания в Шаровкином монастыре. Там я была около года. Мы жили при храме небольшой общиной, как я писала в книге, была возможность пользоваться интернетом, читать книги, ездить домой. А потом уже мне сильно помогла Бразилия: океан, солнце, общение, отличная еда и отдых. Собственно, если бы не это, книги бы не было. Произошло ли восстановление душевных и физических сил до конца? Мне кажется, что да.


Католическая церковь Австралии выплатила жертвам священников-педофилов более 200 миллионов долларов компенсации

Католическая церковь Австралии выплатила 276 миллионов австралийских долларов (213 миллионов долларов США) жертвам сексуального насилия со стороны священников, подвергшимся надругательству в детском возрасте. Данные обнародовала в середине февраля специальная королевская комиссия, созданная в 2013 году.

Всего комиссией было получено 4445 жалоб на домогательства, совершенные священниками в отношении детей в период с 1980 по 2015 годы. Выплаты коснутся 3066 пострадавших. Каждый из них получил в среднем по 90 тысяч долларов. В эту сумму входит компенсация за причиненный моральный вред, лечение, а также за услуги адвокатов и прочие расходы.

В комиссии отмечают, что многие жертвы годами не рассказывали о совершенных в отношении них преступлениях. В среднем пауза между насилием и тем моментом, когда о нем стало известно, составляет 33 года.

"Расследование показало, что многие жертвы сталкиваются с препятствиями, удерживающими их от сообщения о жестоком обращении", - рассказала сотрудничающая с комиссией юрист Гейл Фернесс. В связи с этим, по ее словам, реальное число жертв священников-педофилов может быть больше, чем поданных жалоб.

Ранее комиссия сообщила, что, по ее данным, к растлению детей в Австралии были причастны около 7% священников католической церкви.


Атеистический дайджест #87. Шахматы, ислам и богоугодные убийства

В рамках восемьдесят седьмого выпуска "Атеистического дайджеста" обсуждаем ситуацию вокруг чемпионата мира по шахматам среди женщин 2017 года в Иране, где обязательным требованием для всех участниц стало ношение хиджаба. Одновременно с этим вспомним историю 2002 года, когда 21-летняя журналистка Исиома Дэниел из Нигерии оскорбила чувства мусульман своим высказыванием о пророке Мухаммеде. А еще в этот раз ни слова об РПЦ. Ну почти...


РПЦ потребует передать ей здание монастыря, в котором расположен музей Андрея Рублева

РПЦ намерена подать заявление о передаче в ее пользование московского Андроникова монастыря, на территории которого расположен музей древнерусской культуры и искусства им. Андрея Рублева.

Как сообщила глава юридической службы Московской патриархии игумения Ксения (Чернега), «подачу заявления согласовывает непосредственно святейший патриарх». Она отметила, что «процесс, скажем так, не быстрый» и «вопрос рассматривается на перспективу».

Церковь планирует вывести деятельность музея Андрея Рублева за пределы монастыря, заявил настоятель прихода Спасского собора Андроникова монастыря протоиерей Вячеслав (Савиных). «Мы хотим возродить монашескую жизнь в обители, чтобы здесь был монастырь настоящий», — сказал служитель культа.

Андроников монастырь, расположенный на берегу Яузы в Москве, был основан в XIV веке. На его территории находится Спасский собор, который считается древнейшей каменной постройкой Москвы за пределами Кремля. Монастырь был закрыт в 1917 году. В 1960-х на его территории был открыт Музей древнерусской культуры и искусства им. Андрея Рублева. В 1990-е в Спасском соборе возобновились богослужения.


"Пидору в церкви свобода и простор". Бывший православный священник-гей рассказал о гомосексуальном лобби в РПЦ

Бывший православный священник Артем Вечелковский, покинувший церковь и Россию полтора года назад, рассказал в интервью изданию "Сноб" о своей гомосексуальности, гей-сообществе РПЦ и о том, как и почему стал верующим, а затем атеистом.

Как и когда вы осознали свою гомосексуальность?

Помню, отец везет меня на санках в детский сад, навстречу идет мужик, и он мне нравится. В этом чувстве сексуального — ноль, но он мне нравится. А в пубертатный период я все понял. Проблем с принятием себя у меня не было. Я очень доволен, что я — пидор. Никогда не хотел быть кем-то другим. Даже мысли не было о женщинах. Уточню, что для меня «пидор» — не ругательное слово, я его несу как знамя.

Когда вы были священником, вы не чувствовали внутреннего диссонанса из-за сексуальной ориентации?

Никогда. Я искренне верю, что бога в последнюю очередь интересует, в кого я влюбляюсь и с кем сплю.

Есть ли какое-то гей-комьюнити среди священнослужителей?

Есть, но я никогда не принадлежал к нему. Я не тусуюсь с людьми только потому, что у меня с ними одна сексуальная ориентация. В церковной среде мне были интересны многие люди, но я бы не стал с ними общаться только потому, что они — пидоры, прости Господи.

Встречались ли вы с другими священниками-геями?

Встречался, но мы обычно не обсуждали нашу церковную жизнь, быт, потому что мы всегда в одном котле варились.

Может, обсуждали притеснения по ориентации?

Я вас умоляю, какие притеснения! Пидору в церкви свобода и простор! Это такое оруэлловское двоемыслие. Рядовое отношение церкви к геям гораздо терпимее, чем это декларируется. В семинарии про меня знали все.

Какое место отношения занимали в вашей жизни, когда вы были священником?

Самое большое и отчаянное. У меня была регулярная насыщенная половая жизнь, если вас это интересует. У меня случались и длительные отношения, и разовые. Я, в общем, считаю себя в этом отношении не очень счастливым. Всякое было.

А почему вы стали священником?

Еще полтора года назад я бы ответил на этот вопрос по-другому. Сейчас скажу просто: дурак был! В 23 года я только что отучился на филолога. Через два-три месяца после получения диплома пошел в церковь, пел на клиросе, еще через полгода поступил в Самарскую духовную семинарию, а через два года меня рукоположили. 11 лет я преподавал в духовной семинарии английский и факультативный испанский, потом на меня повесили древнегреческий, основное богословие и древнееврейский. В конце концов, все закончилось Новым Заветом. Преподавать мне нравилось безумно, я был счастливым человеком, в том смысле, что занимался делом, которое люблю и знаю.

В одном из интервью вы называли себя сторонником теории Дарвина. Боролись ли в семинарии с вашими прогрессивными взглядами?

Однажды на лекции кто-то спросил меня про Дарвина, и я ответил. Какой скандал был! Созвали методический совет, но я вышел победителем: сделал выписки из святых отцов, современных богословов. Все улеглось, пока кто-то снова не написал донос. Система анонимных доносов в нашей среде — мейнстрим: не написал доноса, так, может быть, ты и не настоящий православный. В общем, мне архиерей запретил на эту тему говорить: думай, что хочешь, но просто не говори об этом студентам. Но студенты люди вполне себе адекватные, кто хотел услышать, тот услышал.

Чтобы признавать теорию эволюции, не надо быть прогрессивным, достаточно быть здравомыслящим. Отрицать эволюцию в современном мире — все равно что отрицать гравитацию или электричество.

Как вы потеряли веру в бога?

Верующим я стал в одно мгновение. Это как болезнь. А вот выздоровление… трудно уловить этот переломный момент. Я тогда еще преподавал, много читал. Когда у тебя есть иллюзии, и они рушатся, трудно взять и сразу уйти. Столько лет на это было положено. Я чувствовал ответственность за студентов, которых не хотел бросать, и прихожан, которые меня любили. Поэтому за этот донос (огласку гомосексуальности — прим. ред.) — большое человеческое спасибо: без внешнего толчка я даже и представить не могу, сколько бы еще это продолжалось. Как это: быть попом — и вдруг оказаться неверующим! У меня в душе не образовалось пустоты, просто пришла некоторая трезвость. Сейчас я абсолютный атеист.

А как именно вы верили?

Как нормальный православный христианин, без упоротого фанатизма, который к православию никакого отношения не имеет. Это просто люди от невежества заменяют отсутствие знаний всякими ритуалами, которые делают их в их собственных глазах очень важными. Поэтому сфера ритуального постоянно расширяется. Сначала были короткие посты, сейчас большая часть года — посты. Это было и у меня в какой-то период неофитства, потом пришла некоторая трезвость и осведомленность.

В чем вы разуверились сначала? В христианстве или в церкви как в институции?

Разочарование шло параллельно и в вере, и в церкви. Знаете, мы же очень приветствовали патриаршество Кирилла, но вскоре наступило большое разочарование. Мы совершенно не того патриарха выбирали. Кирилл декларировал свободы, продвижение в епископат ученого монашества, а потом все сдал назад. Опять пошли в епископы такие люди, которым я бы руки не подал. Потом началось закручивание гаек и выстраивание церковной вертикали власти, когда есть только одно мнение — патриаршее, а все остальные либо должны переменить свое мнение, либо заткнуться. Это стало отрезвляющей пощечиной.

Вы уже полтора года в Лондоне. Тяжело было на новом месте?

Первые дни на улице ночевали. Потом друзья друзей нас приютили. И мы два дня у одного жили, три дня у другого. По рукам ходили до декабря 2015 года, пока не получили жилье. А в апреле 2016-го я получил статус беженца. Мы изначально в Лондон не хотели ехать, просто виза была британская. Но сейчас я бы никуда отсюда не уехал. Я полюбил Лондон.

На что вы жили первое время?

Сначала тебе предоставляют жилье и пособие. Оно по британским меркам скромное — 35 фунтов в неделю. Но здесь трудно умереть с голоду: много где на улицах раздают пищу для бездомных. После получения статуса беженца тебе на первое время также выделяют средства на аренду жилья. Я вообще человек неприхотливый в бытовом смысле. Меня все устроило. Сейчас я живу в Хакни. Отсюда 10 минут на метро до Сити, где я работаю.

Кем и где вы работаете?

В кафе EAT. Это сеть, она специализируется на выпечке багетов и приготовлении горячих супов. Мы делаем все по очереди: и готовим, и за кассой стоим, и убираем. Зарплата скромная, но на жизнь хватает. Плюс я не плачу налоги, потому что в Британии ты платишь налоги, только если у тебя зарплата выше определенного уровня. Более того, каждую неделю я получаю 60 фунтов такс-кредита от государства.

Вы были священником, преподавателем в семинарии, а стали пекарем в забегаловке. Не страдаете от потери статуса, как многие эмигранты?

Вы прямо как моя мама! Она сильно скорбит. А я нет. Я закончил кулинарный колледж и теперь профессиональный повар. Готовлю и подаю еду, которую я люблю. Мне нравится повседневная еда, и я счастлив безумно. Я понимаю, что это все временно и, возможно, я вернусь в образование. Но пока не хочу никакой ответственности, не хочу, чтобы у меня болела голова. Надо пока оглядеться, прижиться, чтобы не бросаться слишком в глаза. Я никогда не гонялся за статусом, карьерой. И в церкви тоже занимался своим делом. Когда у меня спрашивали, хочу ли я стать епископом, я отвечал, что хочу остаться порядочным человеком.

Общаетесь ли вы с русскими в Лондоне?

Я не выбираю людей по национальности или ориентации и национальности. Мне либо интересен человек, либо нет. У меня есть пара русских знакомых, но на работе меня окружают португальцы, мексиканцы, поляки, испанцы...

Занимаетесь ли вы гражданским активизмом? Например, в поддержку ЛГБТ.

Тогда не занимался: ты либо священник, либо активист. А сейчас я, может, и рад бы, но меня останавливает необходимость кооперации с другими активистами. Это часто такие же фанатики, только под другим флагом. Ну, или это мне просто такие истеричные активисты попадались.

Как вы относитесь к однополым бракам и к усыновлению детей однополыми парами? Ведь есть гомосексуалы, которые резко отрицательно относятся к обеим инициативам.

Геи, которые относятся к гей-бракам плохо, — просто ***** . Идея гей-брака не в предоставлении прав, а в равноправии. Я говорил это еще своим студентам. Ты можешь не вступать в брак, но тот, кто хочет вступить в брак, должен иметь такую возможность. Брак дает некие юридические права. Например, вы прожили всю жизнь вместе, ближе нет никого, один умирает, и наследство переходит к любому родственнику, но не вам, потому что для государства вы не супруг, а чужой человек. В больнице вы не имеете права к нему пройти. Принимать жизненно важные решения по его здоровью будут троюродные бабушки, но не вы. На суде вы обязаны будете свидетельствовать против него, потому что не свидетельствовать могут только супруги и родители. То же и с усыновлением детей. Только человек с больным воображением может представить, что одинокому ребенку в детдоме будет лучше, чем у двух любящих его людей.

Как вы думаете, придет ли РПЦ к принятию однополых браков?

Через пару сотен лет. Россия отстает в церковном вопросе, но нельзя остановить развитие общества. В Норвегии однополым парам на днях разрешили венчаться. Так там очереди выстроились. Церковь столько денег получает. Наши, как сообразят, тоже подключатся, просто они еще не поняли всей выгоды.

Что вы думаете об оскорблении чувств верующих?

Чувства верующего оскорбить невозможно — я говорил об этом, еще когда был священником. Никто не знает, чем отличаются чувства верующего от всех остальных и почему они так исключительны. Они такие девы, что ли? Чуть что и сразу оскорбляются? Так это чем угодно можно оскорбиться, только дай повод.

По России не скучаете? Нет желания вернуться?

У меня есть стол, стул, кровать, мне больше ничего не надо. Я не привязан к березкам. Совершенно не скучаю.


Атеистический дайджест #86. Храмов много не бывает


РПЦ продолжает прибирать к рукам недвижимость, после Иссакиевского собора положив глаз на крымский музей-заповедник "Херсонес Таврический". Об этом, а также о том, как служители культа будут отстаивать семейные ценности в России и защищать права детей вместе с омбудсменом Анной Кузнецовой, пойдет речь в восемьдесят шестом выпуске "Атеистического дайджеста".


Оскорбление чувств верующих и компьютерные игры

Верующих способно оскорбить что угодно: фильмы, театральные постановки, карикатуры, выставки, книги, песни и т.д. Нет, наверное, такой индустрии, которая не сумела бы задеть нежные чувства почитателей тех или иных божеств и пророков. А компьютерные игры? Может быть, хотя бы они избежали этой печальной участи и пока еще не обратили на себя внимание верующих? Выясняем это в новом видео, а заодно пытаемся найти игру, которая чисто теоретически могла бы оскорбить чувства атеистов.